Вы находитесь здесь: Главная > Этиология злокачественных заболеваний > Канцерогены

Канцерогены

Большинство канцерогенов требует метаболических превра­щений, вследствие которых образуются дериваты, способные ко­валентно связываться с ДНК, РНК, белками клетки, вызывая по­вреждения ее генетического субстрата. Многие ксенобиотики малорастворимы в воде, могут быть выведены с мочой лишь после последовательной деградации до более растворимых форм и вследствие этого обладают выраженным кумулятивным эффек­том.

 

Основными источниками загрязнения атмосферного возду­ха, почв, водных бассейнов являются предприятия металлургиче­ской, коксохимической, нефтеперерабатывающей, химической, целлюлозно-бумажной промышленности, транспорт поступле­ние канцерогенных веществ в организм происходит ингаляционным путем, а также с пищей и водой. Высокий уровень загрязне­ния атмосферного воздуха городов и близость места проживания к некоторым типам промышленных предприятий связаны с увели­чением риска рака легкого и других форм злокачественных опухолей. К основным канцерогенным веществам, загрязняющим воздух, относят  полициклические ароматические углеводороды, асбест и некоторые металлы. В качестве индикатора загрязнения воздуха принят 3,4-бенз(а)пирен – убиквитарно распространен­ный продукт неполного сгорания, обладающий высокой канцеро­генной активностью. Данные о наиболее известных и широко рас­пространенных веществах, обладающих канцерогенным потен­циалом, и промышленных процессах, связанных с повышением риска развития новообразований, представлены в табл. 2.1.

Канцерогенез является наиболее серьезным отдаленным сто­хастическим последствием действия ионизирующей радиации. Ионизирующие излучения, независимо от их вида и способа воз­действия – внешнего или внутреннего, тотального или локального, фракционированного, однократного или хронического, обла­дают канцерогенным эффектом, повреждая генетический аппарат клетки. Индуцируемые облучением злокачественные новообразо­вания неотличимы от опухолей, образующихся под действием других факторов. Лишь в очень редких случаях можно со всей оп­ределенностью говорить, что та или иная форма ЗНО обусловлена облучением или развилась независимо от него. Показано, что не существует индуцируемых радиацией специфических патобиоло­гических процессов, приводящих к формированию опухолей. Воз­никающие под влиянием облучения опухоли морфологически не отличаются от спонтанно возникающих новообразований. Вероятность проявления действия радиации в форме инициализации канцерогеза растет с увеличением поглощенной дозы и объема облучения, в то время как тяжесть проявления стохастического эффекта зависит от их величины. В настоящее время принята беспорого­вая концепция радиационного канцерогенеза. Под влияни­ем облучения могут возникать новообразования во всех органах, но наиболее высок риск развития гемобластозов, новообразова­ний кожи, костей, легкого, молочной и щитовидной желез, яичников.

Первостепенное значение среди факторов, оказывающих влияние на процесс канцерогенеза, имеет возраст людей в момент облучения. Чувствительность тканей к воздействию радиации за­висит от пролиферативной активности клеток Можно ожидать, что ткани в периоды активного роста и развития наиболее чувст­вительны к облучению. Характер зависимости эффекта от дозы облучения в отдельных группах людей, отличных по возрасту, по­лу, степени экспрессии модифицирующих канцерогенез факторов (влияние канцерогенов, эпигенетических агентов, наследственности) ­может значительно варьировать. Соответственно широко варьируют продолжительность латентного периода, периода ус­тойчивого риска, изменяется структура заболеваемости и возрастное распределение заболевших раком. При облучении детей опухоли, развивающиеся обычно в детском возрасте, например, остеоса­ркомы, возникают в те же сроки, что и у необлученных детей. Латентный период для гемобластозов составляет 2-5 лет, для солидн­ых опухолей – 10 лет и более.

В России значительные контингенты людей проживают в условиях пролонгированного действия малых доз радиации вследст­вие радиационных катастроф на Чернобыльской АЭС и в Челя­бинске, в районах Алтайского края, близких территориально к Семипалатинскому полигону. Однако влияние радиационного фак­тора надо рассматривать в более широком аспекте. В отсутствие аварийных ситуаций наиболее значительные дозы радиации человек получает в результате воздействия природных источников из­лучения (прежде всего радона в жилых помещениях), а также ди­агностических и лечебных мероприятий. Поэтому ограничение применения радиологических методов диагностики только меди­цинскими показания с использованием минимально возмож­ных доз, жесткий санитарный контроль почв и строительных ма­териалов имеют принципиальное значение для снижения риска качественных новообразований.

На протяжении последних десятилетий наблюдают некон­тролируемый рост загрязнения окружающей среды неионизирующи­ми электромагнитными излучениями, их интенсивность вблизи линий электропередачи, радио- и телевизионных станций, средств радиолокации, аппаратуры научного, медицинского, бытового назначения превышает фоновые значения в 100-100000 раз. Последствия этого воздействия окончательно не выяснены, одна­ко ВОЗ включила рост интенсивности электромагнитного излуче­ния в число важных экологических проблем. Основанием для это­го послужили, в частности, данные о росте частоты гемобластозов и опухолей мозга у детей, подвергшихся длительному воздействию интенсивных электромагнитных полей.

В условиях ряда производств человек подвергается интенсив­ному воздействию химических и физических факторов, обладаю­щих высокой бластомогенной активностью. В то же время следует отметить, что развитие в индустриальных странах современных экологически ориентированных технологий ведет к неуклонному снижению значимости профессиональной экспозиции к канцеро­генам. В развитых странах с профессиональным воздействием связывают не более 5,0% случаев новообразований у мужчин и 1% у женщин. Профессиональные факторы вызывают чаще опухоли тех локализаций, для которых характерен прямой контакт с канце­рогенными агентами при их абсорбции или экскреции. Данные о производственных процессах, сопряженных с высокой канцеро­генной опасностью, представлены в табл. 2.2. В1992 г. МАИР при­знало, что существуют достаточные доказательства роли солнеч­ной инсоляции в этиологии меланомы и других злокачественных опухолей кожи. Количественные оценки свидетельствуют о моно­тонном росте риска с увеличением экспозиции к излучению ульт­рафиолетовой части спектра (длина волны 280-320 нм). Бластомо­генная активность инсоляции более выражена в отношении плос­коклеточного, нежели базальноклеточного рака. Вероятность раз­вития всех гистологических типов злокачественных новообразо­ваний кожи резко возрастает при наличии в анамнезе солнечных ожогов.

Члены четырех семейств вирусов определены как этиологи­ческие агенты определенных злокачественных новообразований человека. С ДНК – содержащими вирусами ассоциированы гепато­целлюлярный рак, некоторые виды лимфом, рак шейки матки, вульвы, полового члена. С РНК -содержащими ретровирусами связывают развитие Т -клеточной лейкемии. К настоящему време­ни накоплены достаточно веские доказательства возможного ви­русного происхождения менингиомы, глиобластомы, меланомы, лимфогранулематоза, саркомы Капоши. Доказана связь лимфомы Беркита (моноклональная опухоль из В-лимфоцитов) и назофа­рингеальной карциномы с вирусом Эпштейн-Барра.

 

 

Вирусы гепатита типов В и С признаны вторым по значимо­сти (после курения) канцерогенным фактором в мировой популя­ции. По оценкам ВОЗ 80% всех первичных злокачественных опу­холей печени индуцированы этими агентами. В среднем 75% па­циентов с гепатоцеллюлярным раком имеют антитела к вирусу ти­па С; очень часто наблюдается смешанная инфекция. Около 200 млн. человек на планете являются носителями указанных вирусов. В ряде стран Азии и Африки хроническое инфицирование вируса­ми гепатита В или С носит почти тотальный характер. Практика показала, что широкое проведение специфической вакцинации существенно снижает риск развития гепатоцеллюлярных раков в популяции с высоким уровнем инфицирования.

В настоящее время установлено, что определенные типы ви­руса папилломы человека, передающиеся половым путем, ответ­ственны за развитие рака шейки матки, вульвы, полового члена. Этот факт позволяет объяснить механизм реализации многих факторов риска (социально-экономический статус, связь с распро­страненностью такого явления, как промискуитет, прямая зависи­мость относительного риска от числа сексуальных партнеров и на­сыщенности сексуального анамнеза и т.д.) и разрабатывать меры профилактики и диагностики этих заболеваний. Вирусы группы герпеса гипотетически являются кофактором, играя синергиче­скую роль с вирусом папилломы человека в этиопатогенезе ново­образований указанных локализаций.

Паразитарные заболевания – шистосомоз и описторхоз свя­зaны с развитием злокачественных опухолей мочевого пузыря и желчевыводящих путей соответственно. Механизмы канцерогене­за неизвестны, однако высказана гипотеза об усилении канцеро­генного эффекта нитрозаминов в результате жизнедеятельности паразита.

Наиболее значимым, широко распространенным и в принци­пе устранимым канцерогенным фактором является курение. По оценкам ВОЗ потреблением табака обусловлены около 80,0 ­85,0% случаев рака легкого, 80% рака губы, 75% рака пищевода, 40% мочевого пузыря, 85% рака гортани. Наиболее ярким совре­менным достижением в области противораковой борьбы является снижение заболеваемости основными формами злокачественных новообразований и смертности от них в США в 90-х годах (в сред­нем, на 0,5% в год), достигнутое, по общему мнению экспертов, в результате широко развернутой агрессивной кампании борьбы с курением. Распространенность курения в России одна из самых высоких в мире. Около_ 50-60% мужчин являются активными ку­рильщиками; возраст начала курения,.по данным социологов, в пocдние годы снизился до 10 лет. Растет распространенность курения среди женщин..

 

 

Накоплены неопровержимые доказательства высокой  синергической канцерогенной активности курения и злоупотребления алкоголем. Алкоголь является наиболее мощным канцерогенным агентом, сознательно потребляемым человеком энтерально. Его ассоциация с развитием злокачественных опухолей полости рта, глотки, пищевода, гортани, печени, молочной железы, легкого, колоректального рака подтверждена материалами многочисленных эпидемиологических исследований. Определена четкая зависимость « доза-эффект» , выявлен рост риска в случае начала потребления алкоголя в раннем возрасте. В канцерогенной активности уличены как  крепкие, так и слабоолкагольные напитки. распространенность только бытового пьянства составляет в России 20%. Ежегодное официальное подушевое употребления алкоголя ( в пересчете на этиловый спирт) составляет, в то время как  потребление8 литровэксперты ВОЗ оценивают как запредельно высокое.

Необходимо отметить, что степень реализации канцероген­ного потенциала как инфекционных, так и других канцерогенных агентов в существенной мере определяет состояние иммунной системы экспонированного индивидуума.

При иммунодефицитных состояниях, обусловленных прие­мом иммунодепрессантов после трансплантации почки, риск раз­вития у пациента неходжкинских лимфом возрастает в 32, рака пе­чени в 30,4, легкого в 2,4, мочевого пузыря в 5,5, шейки матки в 4,7, меланомы и рака щитовидной железы в 4,2 раза. СПИД сопря­жен с высоким ‘риском неходжкинских лимфом и саркомы Капоши. .

Структура, уровни и основные параметры распределения за­болеваемости ЯВЛЯЮТСЯ отражением специфики образа жизни и поведенческих стереотипов популяции. Экономически развитые ­и развивающиеся страны имеют отличные друг от друга характе­ристики заболеваемости. Более того, определяют устойчивые кор­реляционные связи между злокачественными новообразованиями определенных нозологических групп и социально-экономиче­ским статусом популяционной группы. Для опухолей легкого, шейки матки, желудка установлена ассоциация с низким социаль­но-экономическим уровнем. Получены весьма весомые доказа­тельства возможной ассоциации с низким социально-экономиче­ским статусом злокачественных опухолей полости рта, пищевода, гортани, печени, мочевого пузыря. В группах с высоким социаль­но-экономическим уровнем высок популяционный риск развития рака молочной железы; меланомы, рака тела матки. При устране­нии влияния демографического фактора на суммарный показа­тель заболеваемости определяют более высокий ее уровень в мало­обеспеченных слоях населения. Директор Национального инсти­тута рака США декларировал: «Бедность – это канцероген».

Принадлежность к определенной конфессии, определяющая в значительной мере правила поведения и стиль жизни, сущест­венно отражается на показателях и особенностях заболеваемости.

У исповедующих иудаизм отмечен низкии уровень заболеваемости раком шейки матки, почти полное отсутствие рака полового члена. Низкие уровни заболеваемости опухолями, связанными с потреблением табака и алкоголя, отмечены у мармонов, адвентистов седьмого дня, отказавшихся от них по религиозным соображениями.

Значительную часть географических вариаций распростра­ненности злокачественных новообразований определяют особенности питания. По разным оценкам, от 30 до 70 % случаев рака связаны с избыточным потреблением жиров, соли, нитритов и нитратов, копченостей и консервантов, дефицитом клетчатки и витаминов, избыточной энергетической ценностью пищи, нали­чием в ней различных токсикантов. Доказана роль жиров, особен­но насыщенных, в этиопатогенезе рака молочной железы, пред­стательной железы, толстого кишечника, прямой кишки, легкого. Атрибутивный риск, по мнению разных авторов, колеблется от 10 до 200%. Показано снижение риска развития опухолей желудоч­но-кишечного тракта и молочной железы в группах, предпочи­Т310ЩИХ обезжиренное молоко, по сравнению с уровнем риска для потребителей цельного. Несмотря на доказанное повышение рис­ка рака колоректальной зоны, предстательной железы, молочной железы при повышении общего калоража пищи, снижение в ра­ционе доли жиров при сохранении уровня энергопотребления оказывает протективный эффект. Для поджелудочной железы от­мечена другая закономерность: вероятность развития опухоли пропорциональна общей энергетической ценности пищи, но не­гативную роль играют калории белков и углеводов, но не жиров. Повышение доли холестеринсодержащих продуктов в рационе ас­социировано с ростом риска рака молочной железы, кишечника, легкого, мочевого пузыря. Относительный риск рака легкого при ежедневном потреблении 500 мг холестерина составляет 1,9 в сравнении с контрольной группой. Для новообразований молоч­ной железы, ободочной и прямой кишки, гемобластозов и опухо­лей мозга у детей доказано положительное соотношение между потреблением мяса, в особенности красного, и вероятностью за­болеть. Многочисленными исследованиями доказана протективная роль потребления свежих овощей и фруктов применительно к зло­качественным новообразованиям многих локализаций. Наиболее ярко этот эффект выражен в отношении эпителиальных опухолей желудка, прямой кишки, ротоглотки, полости рта, гортани, пище­вода, легкого, молочной железы. Доказано наличие зависимости «доза-эффект». Определены наиболее активные в профилактиче­ском плане виды растительной пищи: прежде всего цитрусовые, томаты, чеснок, лук, различные светлозеленые овощи. Точно не­известно, какие компоненты и при каком их сочетании определя­ют профилактическое действие. Признана роль витамина С как в составе овощей и фруктов, так и в виде препарата. На эксперимен­тальных моделях продемонстрировано участие аскорбиновой кислоты в детоксикации  канцерогенов непосредственно на слизистой желудочно- кишечного тракта.

 

 

 

Результаты многочисленных работ подтвердили активный протективный эффект в-кapoтина меньшей степени ретинола и других каротиноидов. Однако скольких проспективных когортных  исследованиях, имевших целью подтвердить и количественно определить указанны феномен, были получены данные о существенном повышении рака легкого в группе принимавших В-каротин в качестве пищевой добавки. В настоящее время доказана роль ликопинов, их антиканцерогенная активность возрастает при легкой термической и механической обработке овощей. Вопрос о защите растительной клетчатки в отношении развития рака широко обсуждают в эпидемиологической литературе, однако мнения  специалистов противоречивы. Показано, что более эффективны волокна овощей и фруктов, нежели зерновых культур. Не идентифицированы составляющие клетчатки, ответственные за ее протективную активность. Потребление богатых растительными волокнами культур снижает риск развития прежде всего злокачественных новообразований органов системы пищеварения. Есть данные о том, что защитный эффект более выражен для восходящего отдела кишки, чем для дистального.

В настоящее время в эпидемиологии рака раздел, посвященный роли питания в модификации риска, один из наиболее интенсивно развивающихся. Накоплен колоссальный объем информации о факторах риска, и значительно меньший о протек продуктах. Одним из наиболее активных является зелены случае его регулярного потребления.

Европейская противораковая про грамма, реализуемая под эгидой ВОЗ, дала следующие рекомендации по питанию:

1. Вероятность развития рака у разных индивидуумов в значительной мере определена генетически, но настоящий уровень знаний не позволяет идентифицировать людей, подверженных высокому риску. Рекомендации должны быть приложены ко всей  популяции для лиц старше 2 лет.

2. Специфические рекомендации по питанию:

А. Поступление калорий от сжигания жира не должно превышать 30% от общей энергетической ценности пищи числе менее 1O% должны обеспечивать насыщенные  жиры 6-8% ~ полиненасыщенные жиры, 2-4% ~ мононенасыщенные.

Б. Потребление разнообразных свежих овощей и фруктов сколько раз в день.

В. Необходимо сбалансировать физическую нагрузку  и рацион для сохранения нормальной массы тела.

Г.Следует избегать пищевых добавок

 

 

Д. Ограничить потребление: соли; пищи, консервированной при помощи нитритов, нитратов и соли. Норма потребле­ния соли не более6 гв день.

Е. Ограничить потребление алкогольных напитков.

3. Потенциальные возможности снижения риска развития рака в случае применения вышеизложенных правил и рекоменда­ций. По современным оценкам снижение риска составит около 35%.

Сексуальное поведение как один из определяющих элемен­тов образа жизни в существенной степени определяет уровни за­болеваемости новообразованиями органов репродуктивной систе­мы. Стереотипы сексуального поведения, повышающие экспози­цию к переносимым половым путем органотропным канцероге­нам – вирусам папилломы человека, обусловливают повышение индивидуального и популяционного риска рака шейки матки, вульвы, полового члена. Рак шейки матки фактически не встреча­ют у девственниц, он ассоциирован с ранним началом половой жизни, большим числом сексуальных партнеров и/или сексуаль­ных партнерш у мужа. Самые низкие уровни заболеваемости отме­чают в популяциях с выраженным моногамным поведением.

Весьма трудна интерпретация эпидемиологических наблюде­ний, касающихся влияния гормонов и индуцируемых ими измене­ний, на уровни риска злокачественных новообразований. Должны быть приняты в расчет сложные связи гормонального фона и та­ких внешних факторов, как питание, прием оральных контрацеп­тивов и т.д. Общепризнана роль эстрогенов в канцерогенезе рака молочной железы. Применявшийся несколько десятилетий назад диэтилстильбэстрол вызывал рак влагалища у дочерей и рак яичка у сыновей женщин, принимавших гормон. Эстрогензамещающая терапия ведет к повышению риска рака эндометрия. Данные о влиянии оральных контрацептивов чрезвычайно противоречивы: показано, что они снижают риск рака эндометрия и яичников, НО могут повышать риск рака молочной железы. Есть данные о том, что прием оральных контрацептивов в раннем возрасте ведет к по­вышению риска как доброкачественных, так и злокачественных опухолей печени.

Различные канцерогенные факторы экспрессируются в раз­личных комбинациях, обладая при этом кумулятивным и синерги­ческим эффектом. В целом достаточно очевидна большая подвер­женность мужского населения действию канцерогенных агентов, но нельзя отрицать и возможные отличия в чувствительности. Наиболее выраженная и постоянная характеристика заболеваемо­сти злокачественными новообразованиями почти всех локализаций – более высокий ее уровень у мужчин. Исключение составля­ют опухоли молочной железы, желчного пузыря, щитовидной же­лезы, глаза, слюнных желез, меланома кожи. Для проксимального отдела толстой кишки риск одинаков для обоих полов.

 

Комплексный всесторонний анализ специфики и факторов риска злокачественных новообразований в динамике является за­дачей актуальной, но трудноразрешимой, требующей привлече­ния больших массивов информации. Бластомогенный эффект большинства неблагоприятных экологических факторов отсрочен во времени. Канцерогенный потенциал современной экологиче­ской ситуации реализуется в ХХI веке.

В мировой популяции ежегодно регистрируют около 10 млн. случаев злокачественных новообразований (без опухолей кожи за исключением меланомы). Из них в развитых странах – 48%. Абсо­лютное число случаев заболевания в мире постоянно растет. Ос­новной причиной является рост численности населения планеты и увеличение продолжительности жизни. Имеется тенденция к росту общей заболеваемости мужчин и слабому снижению у жен­щин. Снижение заболеваемости женщин обусловлено заметным снижением заболеваемости раком шейки матки в развивающихся странах (в развитых странах заболеваемость опухолями этой лока­лизации снизилась в предшествующие годы). По всей видимости, это феномен временный, в дальнейшем за счет других локализа­ций возобновится рост заболеваемости. Определяются несомнен­ные тенденции роста заболеваемости женщин и мужчин опухоля­ми легкого, прямой и ободочной кишки, лимфопролиферативны­ми заболеваниями. У мужчин прирост заболеваемости обусловлен также раком предстательной железы, у женщин – молочной желе­зы. Злокачественные новообразования различных локализаций имеют собственную картину географического распределения.

В России с начала 90-х годов ежегодно регистрируют более 400000 случаев злокачественного заболевания (в1997 г. – 430635). Отмечен перманентный рост абсолютного числа заболевших на фоне снижения численности населения. Злокачественные ново­образования занимают второе (после сердечно-сосудистых забо­леваний) место в структуре причин смерти населения России.

Ведущими локализациями в структуре заболеваемости насе­ления России злокачественными новообразованиями (здесь и да­лее данные1997 г.) являются: опухоли трахеи, бронхов, легкого (15,3%), желудка (11,9%), кожи (10,4%, с меланомой -11,7%), мо­лочной железы (9,4%), ободочной кишки (5,5%), прямой кишки, ректосигмоидного соединения и ануса (4,5%), лимфатической и кроветворной ткани (4,4%), тела матки (3,3%), поджелудочной

железы (3,0%), шейки матки (2,8%), почек (2,7%), яичников (2,6%), мочевого пузыря (2,6%).

Рост заболеваемости во многих странах Ев­ропы, всех странах постсоветских, Австралии, Новой Зеландии, Западной и Юго-Восточной Азии носил на протяжении 60-80-х годов характер эпидемии. В большинстве стран заболеваемость раком легкого выше в городских, чем в сельских районах, у муж­чин выше, чем у женщин. В целом эти показатели коррелируют с уровнями распространенности курения в период за 10 лет до диаг­ностики. Распространенность курения среди мужчин и женщин, тип и число выкуриваемых сигарет, возраст начала курения, его продолжительность, доля курильщиков в популяции являются важными определяющими геокультурных вариаций заболеваемо­сти раком легкого. Рост заболеваемости отмечают во всех возрастных группах, однако у мужчин преимущественно в возрасте старше 60 лет, у женщин – в возрасте свыше 50 лет. При этом прирост показателя заболеваемости женщин почти в 2 раза выше, чем мужчин. В1997 г. показатели заболеваемости мужчин достигли 306,8, женщин ­280,9. Стандартизованные соответственно -:… 272,9 и 179,1.

 

Основные же тенденции динамики таковы: констатирован прирост показателей заболеваемости опухолями почек, предста­тельной, щитовидной, молочной желез, мочевого пузыря, тела матки, ободочной и прямой кишки, глотки, соединительной тка­ни, головного мозга, кожи, поджелудочной железы, костей и сус­тавных хрящей, меланомой. В то же время отмечено снижение уровней заболеваемости ЗНО губы, желудка, шейки матки, пище­вода, легкого, гортани, печени.

Наиболее распространенное злокачественное новообразова­ние в мире – рак легкого. Ежегодно диагностируют около 1 млн. больных раком легкого, из них 61% – в развитых странах. Заболе­ваемость и смертность от рака легкого резко возросли в сравнении с их уровнем в начале века. Доля рака легкого в структуре заболе­ваемости населения мира – 11,8% (Россия – 15,2%), у мужчин ­17,6% (Россия – 26,1).

 

Имеются свидетельства о существенных отличиях чувствиельности к воздействию канцерогенов в разных этнических груп­пах, обусловленные отличиями метаболизма продуктов курения. самые низкие показатели отмечены в группе лиц индийского, латиноамериканского, японского происхождения. Наиболее высо­кие показатели отмечены для афроамериканцев, гавайцев и белых нелатиноамериканского происхождения. Чувствительность жен­щин к канцерогенам табака почти в 2 раза выше, чем мужчин. От­ношения между продолжительностью курения и его интенсивностью описывают сложными математическими моделями. При этом в ряде исследований показано, что интенсивность курения, определяемая по числу выкуриваемых в день сигарет, имеет почти то же значение, что и продолжительность периода курения. Атрибутивный риск нарастает в 4 раза быстрее, чем продолжительность периода курения или его интенсивность. Этот эффект мультипликативен с экспоненциальной зависимостью риска рака легкого от возраста. Риск рака легкого определяет и тип потребляемого т ка. Эффект курения табака с пониженным содержанием смолистых  веществ и никотина до сих пор детально не исследован, однако снижение риска по сравнению с потребителями низкосортного видов табака доказано. Исследования, проведенные в Западной  Европе, продемонстрировали значительное (20-70%%) снижения  риска рака легкого у курильщиков, употребляющих сигарет с фильтром. Бывшие курильщики никогда не достигают того базового уровня риска рака легкого, который определен для групп никогда не куривших. Риск развития рака легкого у пассивных курильщиков превышает базовый уровень на 70,0%. Результаты этих работ явились мотивацией для принятия мер по запрещению курения в общественных местах во многих странах. Существенно ­влияние рассмотренных выше профессиональных факторов, канцерогенных химических соединений, физических факторов.

Низкие уровни заболеваемости регистрируются в популяциях, где в течение длительного периода ведут борьбу с курением  заболеваемость раком легкого в России – одна из самых высоки мире: более 60 из 90 территорий России имеют показатель заболеваемости выше 60 на 100 тыс. И хотя С1985 г. наблюдают некоторое снижение заболеваемости (и соответственно смертности), это обусловлено изменением возрастной структуры и когортным эффектом. Через 10 лет по всем прогнозам в России неизбежен рост заболеваемости в связи с ростом распространенности курения том числе среди женщин), несмотря на переход на более легкие виды табака. __

 

 

 

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Оставить комментарий

x